Лариса Виноградова (laralelya) wrote,
Лариса Виноградова
laralelya

Categories:

"Светёлка" Галины Безруковой (ч. 1)

Стихотворения Галины Безруковой (23 октября 1948 - 29 апреля 1999) встречаются в Сети лишь небольшими подборками.
Выкладываю полный сборник ее стихотворений "Светёлка" (Тверь, 1992).

img046

img048
img050

В белой пене цветущих черешен
Перед вами я смело стою.
Бросьте камень в меня, кто безгрешен,
Кто уверен, что будет в раю.

Светлый гомон оживших скворешен
Возвестил о пришествии дня.
Бросьте камень в меня, кто безгрешен,
Кто уверен, что чище меня.

Запах лета тревожен и нежен,
Запах свежей примятой травы.
Бросьте камень в меня, кто безгрешен.
...Что ж глаза опускаете вы?

***
В палисаднике заледенел шиповник.
Из колодца не достать воды.
Предал самый преданный любовник.
Неоткуда больше ждать беды.

Лунный луч легко скользит по стенам,
И не надо зажигать огня.
Издавна привыкла я к изменам.
Сколькие покинули меня!

Научившись быть бесслезно гордой,
Я опять на дне дремучих зим
Со своей стоклятою свободой,
С темным одиночеством своим.
img052

***
И все, что паче чаянья случилось,
Нимало не зависело от нас.
Но так душа полночная лучилась,
Что ты лежал, не размыкая глаз.

Была в движенье каждом неизбежность
Прощания. И не твоя вина,
Что та ошеломляющая нежность
Предчувствием разлуки рождена.

Всплывет луна, подобие обмылка.
И ты проснешься и поймешь — ушла.
А вмятинка от моего затылка
В подушке будет все еще тепла.
Отчаянье последнего причастья
В каморке, лунным светом залитой.
За все часы пронзительного счастья
Я заплачу грядущей пустотой.

КОЛОКОЛЬЧИКИ
I
Песенка
Выгорели брови,
Посветлели косы,
И на пестрой юбке
Маки отцвели.
Хорошо идти мне
Так, простоволосой,
К дальней деревеньке,
Тающей в пыли.
В реченьке Мологе
Омываю ноги
И с мосточка долго
На мальков смотрю.
Тропочки-тропинки,
Пыльные дороги
Приведут под вечер
В тихую зарю.
Что же деревенька
На заре подарит?
Чем же будет вечер
Этот знаменит?
...Зазвенит подойник,
...Зазвенит комарик.
Может, колокольчик
Даже зазвенит.
II
Сонет
О, ты во всем, конечно, прав.
Но уступи мне, ты — мужчина.
Приходит праздник длинных трав
И нашей встречи годовщина.

Ты знаешь? — зацвела лощина,
Все колокольчики собрав.
Приходит праздник длинных трав.
Летит льняная паутина.

Прости меня! В июньский день
Рубаху белую надень,
Иди по заливному лугу.

Я тоже все тебе прощу
И белых бабочек пущу,
И к ночи встретим мы друг друга.
III
Ноктюрн
Там вашу обувку припорошит цветочной пыльцой,
И ясный фонарик луны, если надо, посветит.
И там непременно вас встретят-приветят
Три светлых созданья, три церковки за Тверцой.

И влажная ветка, едва прикоснувшись к лицу,
Подарит таинственный запах замшелого камня.
И вы вдруг поймете, что все мы когда-нибудь канем.
Но канем не в Лету, а в летнюю речку Тверцу.

И там, на пороге торжественной юной зари,
Ныряя в прохладные волны рассвета,
Услышите вы, как звенят колокольчики где-то.
А значит — бессмертные есть на земле звонари!
img055

***
Когда я в платье, длинном и широком,
Сижу в партере, непременно с краю,
Таинственно ресницы опускаю,
Простите мне — я просто так играю,
Игре поддавшись Вашей ненароком.

И хочется казаться необычной,
Загадочною и вполне столичной
Мне, деревенской девочке простой.
Но платье от столичного портного
Так неуютно, непривычно ново,
Что я кажусь нелепой и пустой.

Я это все прекрасно понимаю
И потому ресниц не поднимаю,
И плач из горла вырваться готов.
Из заливных лугов раздольных наших
Я привезла Вам золотых ромашек.
...Да Вы таких не помните цветов!

***
Е. М.
Занесена совсем деревня
Январской вьюгою слепой.
Сыграй мне на гитаре, Женя.
Сыграй и спой.

А я послушаю, поплачу,
По-бабьи щеку подперев.
Я летом тоже что-то значу
В тени дерев.

Но в русской печке пламя скачет,
Рождая рыжие кусты.
Я ничего сейчас не значу,
Коль рядом ты!

Две птицы. А неможно в паре.
Поплачу я. Ты успокой.
Сыграй мне, Женя, на гитаре.
Сыграй и спой.

Я знаю, что настанет лето,
Придет неведомый другой.
И наша песня будет спета.
Играй и пой!

Горят, горят в печи поленья.
И я горю, горю сама.
...Сыграй мне на гитаре, Женя,
Пока зима.
img057

***
Грузинские песни. Грузинские тосты.
И это немолодое лицо.
Не слишком ли спешно, не слишком ли просто
Начало я называю концом?

Откроем окошко. Отпустим на волю
И дым папиросный, и музыку ту,
Что сблизила нас на минуту, не боле,
От всех защитив и пустив в пустоту.

— А где же Вы были?
А где же мы были?..
И в комнате тесной мы с Вами опять.
Но пальцы шептали, просили, молили.
А пальцы — они не обучены лгать.

И снова слова налепляются ложно,
Как дряхлые бабочки на стекло.
На «ты» — не умею. На «Вы» — невозможно!
А время... а время уже истекло.

И воротник у плаща чуть приподнят.
— Прощайте. Не стоит идти на крыльцо.
Но пальцы запомнят. Забуду — припомнят
Грузинское немолодое лицо.

***
Под березою целовал,
Перстенек с бирюзою сулил.
Звал куда-то на сеновал,
Пиджачок, чтоб помягче, стелил.

А какая стояла луна!
А какая светила звезда!
Врал: «Единственная, одна».
Врал: «Любимая, навсегда».

Было мягко лежать всю ночь.
Стало колко лежать к утру.
Знала — врал. Не гнала ведь прочь.
Вот и встану, лицо утру.

Сено вычешу из волос,
Провожу его за село.
А любовью что и звалось,
То с росою пришло и ушло.

***
Мелькание желтых жуланов
В промытом проеме окна.
Мой месяц, мой самый желанный.
Опять к октябрю я одна.

Движенья и мысли свободны.
Спокойны глаза и душа.
А в городе ветер холодный.
Но осень всегда хороша!

И руки засунув в карманы,
Куда-то иду наугад.
Мой маленький город желанный,
Мой месяц и мой листопад.

Моя желтогрудая птица,
Мой ясень на дальней горе.
И некуда мне торопиться,
Когда я живу в октябре.

Свеченье серебряных капель.
Пустынных садов забытье.
Престольный мой град, Андреаполь,
Осеннее царство мое.

***
Мерцал твой голос в тишине,
Холодной, сумеречной, вьюжной:
«Ты будешь помнить обо мне?»
И я спросила: «Разве нужно?»

И ты сказал: «Не может быть,
Чтоб все так быстро помертвело».
«Забыть — лишь форточку открыть
И сквозняком — простое дело».

«Я буду приходить во сне».
«Я крепко сплю и снов не вижу».
«Ты будешь помнить обо мне!»
«Прощай. Ступай. Иди. Иди же!»

Не долго скрипочки шагов
Прощанье у калитки пели.
А утром не сыскать следов
Под марлей мартовской метели.

Раскрыла форточку. Тепло.
Впустила ветер разудалый.
Но память билась о стекло
И никуда не улетала.
img058

***
Тот — позабудет.
Этот — обманет.
Лучше не станет.
Хуже не будет.

Что же ты воешь,
Ветер, в печи?
Лучше одной уж
В этой ночи.

Сажей осыплет
Черная вьюшка.
Так вот иду
По любви, побирушка.

***
В листьях ясеня, тонких и старых,
Не остудишь горячего лба.
Бесполезный, но чудный подарок
Ниспослала мне нынче судьба.

Эта встреча на что мне? за что мне?
Эта песня, наверное, зря.
Знаю, голос Ваш скоро потонет
В сизых сумерках октября.

Не любить. Не ласкать. Не ласкаться.
А увидеть. Запомнить. Забыть.
И у стриженых голых акаций
До рассвета одной пробродить.

В этой встрече ведь я неповинна.
Неповинны в прощании Вы.
Все прекрасно и непоправимо,
Как полет полуночной листвы.

***
Скрипнула шальная половица —
Раньше не скрипела никогда.
Он вошел и попросил напиться.
Вкусная была у нас вода.

Поднесла ему я полный ковшик
Из ведра, прикрытого в углу.
Шуганула с лавки сытых кошек,
Пригласила к нашему столу.

Опорожнил ковшик. Глянул с лаской.
«Хороша, хозяюшка, вода».
И чего я залилася краской?
Раньше не краснела никогда.

Я сказала: «Оставайтесь, право.
Вон какая темень на дворе.
Постелю вам в комнате направо,
Встанете пораньше на заре».

Но в ответ прохожий белокурый:
«Нет, пойду. Темно — да не беда...»
И чего я разревелась, дура?
Раньше не ревела никогда.

***
Твоя пленительная лесть
О грациях русоволосых.
И пальцы тянутся заплесть
Несуществующие косы.

Как сладко опьяняет ложь.
Сама себя порой обманешь.
И русой грацией живешь,
Покуда в зеркало не глянешь.
img059

***
Тут мелко. И мальков мельканье
Мальчишек местных веселит.
Ах это раннее купанье!
Пусть даже мамка не велит.

Сажёнками. И по-собачьи.
От камушка и до лозы.
А на воде легко маячит
Тень самой синей стрекозы.

Ах это раннее купанье,
Каникул летних кутерьма.
Ах эти милые названья —
Малинники и речка Тьма.

***
Черника в чашке с молоком.
Ржаного хлеба кус.
Он с детства празднично знаком —
Июльских ягод вкус.

Не привозных, не покупных,
А собранных тобой.
И цвет у чашки стал от них
Молоч но-голубой.

И пальцы в ягоде, и рот.
Черничный нежен сок.
...Случайной лодочкой плывет
По молоку листок.
img060

***
Проснуться в городке, неведомом и старом.
Шагнуть босой ногою на крыльцо
И, у колодца сполоснув лицо,
Брести по деревянным тротуарам.

И, на ходу переплетая косу,
Припоминая простенький мотив,
Чуть отступить в сторонку, пропустив
Вспотевших баб, вернувшихся с покоса.

С блаженством чувствовать, как льдинкой тает
На языке прохладный огурец.
Прислушаться, о чем там рассуждает
Лукавый рыжий дед—святой отец.

С мосточка рыбаку махнуть рукою,
Повозке тряской обернуться вслед.
Разговориться с бабкою такою,
Которой чуть помене сотни лет.

И в дом войти у церковки Успенья,
Где занавески бьются на окне,
Где варят земляничное варенье
И ничего не знают обо мне.

***
В деревне у рощи желтой
Живу я не так уж плохо.
В клеенчатой старой кошелке —
Десяток язей на жареху.

Соленья, варенья в подполье
В раздумьях стоят невеселых.
Я б встретила хлебом и солью
Любителя разносолов.

Я баньку ему б истопила,
Пока пироги не простыли.
Достала б домашнего пива
В коричневой пыльной бутыли.

...Длиннеют осенние ночи.
Лишь ветер стучится в ставни.
И станет еще одиноче,
Еще невозможнее станет.

Быть птицей — все было бы проще.
Зачем же мы не летаем?
Деревня у желтой рощи.
Мой дом один обитаем.
img061

***
По краям дорожки
Деревца, как вешки.
Лес осенний манит —
В гости, мол, пожалуй.
Поклонилась в ножки
Каждой сыроежке.
Елочкам пушистым
Лапушки пожала.
Мотылек белесый
Все летел за мною.
Видно, приглянулись
На платке цветочки.
Крупную бруснику —
Лакомство лесное —
Подарили щедро моховые кочки.
На пеньке пригретом
Ящерка дремала.
Старческие веки
Вздрагивали чутко.
Две недели лета —
Разве это мало?
Средь осенней хмари —
Это ли не чудо?
Дней прозрачней нету,
Нет яснее ночек,
Нету песни лучше
Этой, недопетой.
…Повязав по-бабьи
Ситцевый платочек,
Шла себе тихонько
Через бабье лето.

***
Какое дело мне до бузины,
Березы, ясеня, сосны?
Но все они зачем-то мне нужны.

Какое дело до меня сосне,
Березе, вязу, бузине?
Но все они нуждаются во мне.

Береза для меня грибы таит,
От грибников других листком прикрыла.
И семечко еловое летит
В мою ладонь стрекозкой однокрылой.

Какое дело до меня сосне?
Что вы хотите от меня, березы?
Но ваших птиц я видела во сне
И со стволов стирала ваши слезы.

И так живу и не могу понять —
Я им — сестра? подруга? иль рабыня?
Не знаю. Но иду опять
К березе, ясеню, рябине...

***
Июльские луга,
Ромашек шуга.
Бегу я босая,
С разбегу бросаюсь,
Светла и легка,
В эти луга.

Испачкан травой
Подол и рукав.
О звончатый зной
Полуденных трав.
О сладкий дурман,
У лба — клеверок.
Случайный обман
Заросших дорог.

Склонись, иван-чай,
Мятлик, склонись,
Трава, укачай!
Любимый, приснись!

***
Крыта серебряной дранкой
Крыша у крайней избы.
Вот я стою, горожанка,
Около городьбы.

Донцами кверху крынки.
Сохнут половики.
Будто на детской картинке,
В окнах герани ярки.

Тропка, крылечко резное,
Ласточка, взмывшая ввысь.
Было ли это со мною?
Вспомни, душа, не ленись.

Или когда-то приснилось
То, что сбылося теперь?
...Необъяснимая милость —
Приотворенная дверь.

Не постучавшись, войду я,
Словно тут век прожила.
Уголья в печке раздую,
Ловко примусь за дела.

Да не в моей это власти,
Это другая судьба.
...Недостижимое счастье —
Крытая дранкой изба.
img062

***
Золотится каждая соломинка,
Каждый кустик под лучом луны.
И трамвай, вздохнув, пошел на Соминку,
Не нарушив даже тишины.

И опять ты едешь на конечную,
Полуночник, странный пассажир.
До чего светлы дороги млечные,
До чего ночной прекрасен мир.

А в депо трамваи спят усталые —
До рассвета несколько часов.
Уморились, словно дети малые,
И не слышно звонких голосов.

Только шорохи лесные тайные.
Ветерок принес издалека.
И полет билетика трамвайного
Как полет ночного мотылька.

***
А дождь идет вторые сутки кряду.
О Господи! Все не устал стучать.
Как хорошо лежать с тобою рядом
И благодарно счастливо молчать.

Лежать, к тебе почти не прикасаясь,
Но помнить все — от пальцев до ресниц.
Следить, как тень от фонаря косая
Качается вдоль узких половиц.

И выпроставши в бережных потемках
Тревожно руку из-под простыни,
Вдруг ощутить биенье жилки тонкой
И прошептать: «Любимый мой, усни!»

Усни, мой праздник с дождевым нарядом
И с тенью, прочертившею кровать.
Как хорошо — лежать с тобою рядом,
В ложбинку над ключицей целовать.
img063

***
Запомни этот снег в Твери,
Серебряные фонари,
И тихий шепот до зари,
И порванный билет.
Пустой и выстывший вокзал,
Где ты рассеянно сказал:
«Назад дороги нет».

Я знала: врешь. И все ж, и все ж
Оберегала эту ложь.
Уедешь, улетишь, уйдешь —
Терять мне не впервой.
Запомни только снег в Твери,
Луну и эти фонари,
И тихий шепот мой.

***
Покуда не пошел снежок,
Давай с тобой махнем в Торжок.

Давай заблудимся в Торжке.
И так пойдем — рука в руке —
Два странника заблудших.
Есть и другие города,
Но не отыщешь никогда
Светлей, милей и лучше.
Какая это благодать
По узким улочкам плутать.

***
Какое платье ни надень я —
Мне все узко по пояску.
Сто дней до твоего рожденья,
До новой жизни на веку.

Сто дней еще соседки будут
Галдеть, приникнув в городьбе,
И звать тебя исчадьем блуда.
Но что до этого тебе?

Тебе, наверно, лето снится,
Зеленое сиянье дня.
Ты трепыхнешься, будто птица,
Впотьмах под сердцем у меня.

В уключины вставляю весла
И вверх плыву на Енисей,
Где крохотный веселый остров
Лежит в предутренней росе.

Мне все узко по пояску,
Какое платье ни надень я.
Брожу по теплому песку
Счастливая грехопаденьем.

***
Потом, быть может, я раскаюсь.
Потом. Быть может. А пока —
Наш красный рейсовый «Икарус»,
Лети до города Торжка!

Там колокольни белоствольны,
Там тень резная у крыльца.
Течет несуетно и вольно
Река по имени Тверца.

И о ночлеге мы попросим
В избе исправной мужика,
И нам на память вышьет осень
Золотошвейка из Торжка.

Торжок! Да что тут торговаться?!
Любую цену мы дадим
За то, чтоб снова было двадцать.
Хоть ночь одну. Хоть день один.

За стены белые Успенья,
За комнатушку в три шажка,
За шорох листьев на ступенях,
За праздник города Торжка...
img064

***
Под челкой спрятала морщину,
Оставленную мне бедой.
Люблю веселого мужчину.
А он беспечно молодой.

Ему бы музыку да вина,
Да жадное сплетенье рук.
Под челкой спрятала морщину
И думала: перехитрю, а вдруг!

Мне тоже по душе веселье.
Мне тоже очень мало лет.
И мне не ведомо похмелье
И поцелуя грешный след.

Под челкой спрятала морщину.
Ты эту ложь мою прости.
Вон ветер закружил осину
В июньской роще на пути.

И кружится шальное лето,
И я забылась и кружусь.
…Мне показалось, я — Джульетта,
А я ей в матери гожусь.

***
А у забора мокрая малина,
Свидетельница лучших летних дней.
Здесь ягоды ищу я для чужого сына
И для сластены — доченьки моей.

Малинку редкую кидаю в кружку.
(А рясною казалася вчера.)
Устрою детям дивную пирушку —
Пирог с малиной любит детвора.

О сын чужой, чумазый и пригожий,
С веселым раскрасневшимся лицом.
Ах, как вы удивительно похожи
С моим любимым. И с твоим отцом.

Судьбу свою нисколько не ругая,
Пою и славлю сей осенний мир.
О только б та, красивая, другая,
Не прервала случайно этот пир!
img065

***
Добежим до сеновала.
Я — из леса. Ты — с лугов.
Нас гроза с тобой застала.
И любовь.

Чей-то старенький сарай.
Чье-то сено молодое.
Имя звонкое, любое
Для меня ты выбирай.

Чтоб такого не знавал
Полдень знойного июня.
...Пахнет ливнем, светлым, юным.
Пахнет солнцем сеновал.

Пахнет сладостней отравы
Земляника в туеске.
...Отпечаталися травы
На щеке.

Быть не сварену варенью.
Ноша стала так легка.
Я пойду в свою деревню.
Ты пойдешь в свои луга.

Распрощаемся с тобою
Не до завтра. Навсегда.
Имя, звонкое, любое,
Смоет летняя вода.

***
Лето, какое веселое лето!
Кружится, кружится голова.
Что мне чужие мудрость, советы,
Опыт чужой и людская молва.

Лето, какое чудесное лето!
Шмель ошалелый. Шиповника куст.
Юбка широкая синего цвета
И недозрелой черемухи вкус.

Лето, какое прекрасное лето!
Господи! Даже зацвел суходол.
...Я убежала б с тобой на край света.
Доченька держится за подол.


Часть вторая - ЗДЕСЬ
Tags: Галина Безрукова, Тверь, поэзия, творчество друзей
Subscribe
promo laralelya april 29, 2014 09:00 242
Buy for 10 tokens
...Буду слушать, как дождь утихает, Окна - настежь, и - двери. А там... Я тетрадь со своими стихами На кораблики детям отдам. Этим стихотворением завершается последний изданный сборник стихотворений Галины Безруковой "Ничейная птица" (2010). Посмотреть на Яндекс.Фотках ЗДЕСЬ -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments